«Живая Шляпа» > Рассказы > Прошедшее время Газета выходит с 16 декабря 1994 года
Прошедшее время

Человек, который первым сказал «Живой шляпе» - «Да!»

Куанышбек Ганиевич АМИРТАЕВ, генеральный менеджер образовательного центра «Дубна»

— Кем Вы мечтали стать в детстве?

— Если честно, то лётчиком. Больше того — космонавтом. Я даже прыгал со второго этажа с зонтом. Мало того, что сам падаешь, так ещё зонт тебя по голове бьёт. Годам к 12 появилась мечта стать военным, суворовцем. Но окончил Московский инженерно-физический институт, факультет экспериментальной теоретической физики, защитил кандидатскую диссертацию..

— Ваши увлечения?

— В детстве, как и у всех мальчишек, футбол, хоккей. Сейчас я люблю показывать фокусы.

— Вам приходится управлять людьми. У Вас это получается?

— Я постараюсь ответить на этот вопрос так: бывают люди ведомые и ведущие. По складу характера я — ведущий. Когда я оказываюсь ведомым, мне грустно, тяжело на душе. И точно так же, когда человек ведомый становится ведущим, он мучается от внутреннего несоответствия.

— Хотели бы Вы стать известным человеком и чем бы хотели прославиться?

— Известным? Наверное, каждый человек хочет, чтобы его знали: сосед, девушка … Или город. Вся страна … Вот, когда я был школьником, в девятом классе, я хотел прославиться: подняться на девятый этаж по балконам, подтягиваясь на руках. Мне хотелось прославиться – я прославился. Вся школа говорила: «Надо же, какой он!»

— Как Вы смотрите на название нашей газеты?

«Живая Шляпа»? Великолепно!

— А сами шляпу носите?

— Да, ношу. Но у меня свои особенности: размер моей головы соответствует размеру головы Сократа. Пусть даже по внешним параметрам. Говорят, что в магазине не продаются подобные размеры. Но мне удалось купить то, что подходит. Из всех головных уборов я люблю шляпу!

— Значит, Вы — наш человек!

Светлана МИХАЛЁВА, Виктория УШКОВА «Живая Шляпа» №1, 1994 г.

Саша ЗАРУБИНА

«Орлёнок» — это сказка, которую взрослые всё время хотят от тебя отнять

 Откуда эта газета? Кто её спонсоры? Каков её тираж? Где печатается? О чем пишут в ваших постоянных рубриках? Наверно,сейчас на ваших лицах появились улыбка и удивление! Но не удивляйтесь. Просто я попала на фестиваль прессы во Всероссийском детском центре «Орленок», где и представляла нашу «Живую Шляпу».

Здесь было представлено тридцать детских и молодежных изданий. На фестивале мы все подружились и ни один раз собирались для того, чтобы рассказать о своем домашнем издании. Мы обсуждали все проблемы, связанные с нашими редакциями. И пришли к выводу, что проблемы у нас одни, общие. Мы толпой ходили почти на все конгрессы, проходящие в лагере очень часто. Самые интересные были тогда, когда к нам приезжали представители ЮНЕСКО, ООН, и сбор наших «проблемных» столов. Я   была там, где обсуждалась проблема финансовой поддержки СМИ… 

Мы делали лозунги, социальные послания, писали призывные тексты. После этого этапа моего пребывания в «Орленке», я попала в юношеский пресс-центр. В издательском отделе мы писали тексты для московского конгресса  по защите прав ребенка. Ребята нашего лагеря съехались со всехконцов России, чтобы проявить свои журналистские способности. Всех нас разделили на четырнадцать агентств. Моё агентство имело достаточно интересное название, которое наши вожатые долго-долго запоминали и ассоциировали со словом «рулет», но позже они запомнили название нашего лучшего, как это показало время агентства «RULEZZZ». Мы делали информационные выпуски газеты, где писали о лагере, о легендах, о событиях, которые происходили в «Орленке». Ведь не зная легенд, можно нарушить запреты  «Орленка».

Когда я уезжала домой, я вспоминала о тех радостных днях, проведенных в «Орленке». Я поняла, что «Орленок» — это сказка, которую взрослые все время хотят у тебя отнять.  «Орленок» сделал многое в моей жизни. Здесь у меня появилось много друзей, много увлечений, много интересов, появилась цель в жизни. Как грустно, что пришлось расстаться с этой чудесной страной детства! До свидания «Орленок»!

1999 год  

Первое знакомство с «Живой Шляпой»

    Не забудьте к последнему занятию написать что-нибудь      про «Живую Шляпу», — с таким напутствием редактор попрощалась со мной и Дианой. “ Окей, напишем», — легко отделалась я, конечно, не подозревая, что буду этим заниматься. Но когда все друзья либо спят, либо рубятся в комп или смотрят телек (соответственно, погулять никто не хочет), приходится идти и не на такие жертвы.

Как бы это не было трудно, представьте – зима. Конечно, в сегодняшние +23 градуса сложно вообразить метель, сугробы, снеговика и ассоциирующиеся с ними валенки, три пуховика, горячий чай с вареньем.

Ну, в общем представили. Теперь к этому угрюмому пейзажику добавьте пухленькую девочку, одетую в синее пальто и несущую огромную гитару в чёрном чехле. Представили? Отличненько…

Так вот, дело было 22 января. Высокая девочка с гитарой приближалась к маленькому одноэтажному зданию, табличка на котором гласила «Клуб юных техников». Но нет, это не то, что вы подумали. Девочка не собиралась стать слесарем, плотником или э-э-э (не знаю больше профессий, которые можно получить в этом клубе). Это не важно. Короче, я шла в редакцию газеты «Живая Шляпа», перед дверью которой была уже не раз, но, слыша странные визгливые, как у психопата, голоса и чавкающий, булькающий смех уже при всём своём злодействе боялась зайти туда.

Но в этот вечер, не услышав никаких посторонних звуков, набралась мужества и толкнула дверь, поддавшуюся с лёгким скрипом.

Честно?! Сначала я ужаснулась. Маленькая комната напоминала склад. Столы, стоящие в ряд, разбросанные на них исписанные, изрисованные листы, ручки, остатки печенья. Повсюду какие-то шкафы, заполненные чем-то      , все стены занимали рамки для рисунков, но без этих рисунков; доска, полностью исписанная мелом, и множество стульев, шляпы, висящие повсюду, — всё это вызывало одновременно ужас и восторг.

— Э-э-, здравствуйте… — начала я

— Здравствуйте… Могу чем-то      помочь? – спросила худощавая женщина в овальных очках в тонкой чёрной оправе.

— Э-э-э… А могу я записаться в «Живую Шляпу»?

— Конечно, но, правда, нас отсюда выгоняют… А так мы занимаемся по средам и пятницам, с пяти часов.

— А-а-а… Хорошо, я приду.

— Так, мне нужно записать твои данные..

— Имя? Настя…

— Год рождения?

— 1997, январь

— О, ты тоже январская? – сказала редактор, показав на объявление, приглашающее на день рождения.

— Ага.

Допрос длился недолго. Вскоре я уже ушла, только и думая о том, какой в редакции беспорядок.

Итак, час «Х». Я прихожу без пяти минут пять. Дверь закрыта. Я жду. Жду долго, минут десять.

Хлопает дверь, входит Лида, девочка с длинными чёрными волосами, всегда идущая передо мной в школу с какой-то девочкой.

— Привет, я Лида. Ты в «ЖШ»?

- Ага, я знаю.

— Что ты знаешь?

— Что ты – Лида, — по-дурацки ответила я, сознавая, что Лида и без меня не хуже знает, что она – Лида.

— Молодец, что пришла. В «Живой Шляпе» — круто! – пытаясь хоть как-то      завязать разговор, сказала девочка, тряхнув чёрными, как сажа, волосами.

— Ага…

Уже не очень помню, что там было на этом первом занятии. Но хорошо вспоминаются две вещи — первое: моё профессиональное чутьё подсказало уже тогда, когда я увидела этого высокого парня, подсказало мне, что парня надо побрить налысо.

Второе: именно тогда я написала свой первый внешкольный текст.

В общем, в редакции мне ужасно понравилось. И уже на следующий день я, в который раз уламывала свою (ещё не самую лучшую) подругу Диану пойти туда.

И вот час «У» (для Дианы).

— Э-э-э… Здрасте… Это моя подруга Диана. Я много рассказывала про неё…

 Настя ПОДОРОЖНИКОВА

 

© 1994-2015 Татьяна Романова

Система управления сайтом HostCMS v.6

© АНО "Творческое объединение "Живая шляпа". Все права защищены.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт livehat.ru обязательна.