«Живая Шляпа» > Рассказы > Другое время года Газета выходит с 16 декабря 1994 года
Другое время года

Последний день сентября

вышла на улицу и сразу почувствовала что-то  не то. Кроме соответствующей для осени погоды и медленно сбрасывающих свою одежду деревьев, была ещё какая-то особенность.
Сделав два неуверенных шага вперёд, я вдруг поняла: замёрз асфальт. Да, я живу в тесном контакте с природой, я ощущаю каждое её движение и изменение, малейший шорох. Земля оледенела. Вместо тёплого мягкого тротуара подо мной был камень – жёсткий и холодный, совсем не похожий на тот, по которому всегда так приятно бегать летом.

Я стояла посреди дороги и мешала озабоченному движению пешеходов. Как будто чего-то  ждала, глупо уставившись под ноги. «Земля замёрзла… замёрзла … совсем», — вертелось в голове. Теперь я не буду чувствовать тепла несколько месяцев. Оно, конечно, будет, но не то. Не настоящее. А вечно исходящее зимой от белых батарей под окнами. 
Потом станет холодным и воздух. Солнце совсем перестанет греть. И выпадет снег… Подул ветер и сгрёб в охапку жёлтые листья берёзы, разбросанные по всему двору. Ветер тоже ещё тёплый. Пока.

Мне вдруг так захотелось удержать эту осень! Остановить, побыть с ней подольше… Кто знает, на какое время я потеряю её? И зачем? Ведь я упущу огромное количество ласки, которую осень действительно умеет давать. Природа, особенно сейчас, так изменчива! А надо потакать её нравам, тогда скоро обязательно придёт лучшее. Да и с одним временем года нельзя оставаться…

Мои мысли смешались в большой комок. «Нет, не эту разноцветную красавицу я хочу задержать в дверях! Не осень. Лето…». В голове болтались пустые мысли. На моё плечо плавно опустилась рука подруги.
Бесшумно подобравшись сзади, та вовсе не хотела меня пугать, а лишь наблюдала за моими странными, неведомыми ей мыслями.
— Ну что, пошли?— тихо спросила она.
— Пойдём,— ответила я, и мы побрели по пёстрому асфальту прямо в лес, навстречу уходящему солнцу последнего дня сентября.

Марина АСТАХОВА


Лето

олное радостными ожиданиями лето. Брызги фонтана летят на нас, уже мокрых с ног до головы, а Ленка снова и снова радостно кричит: «Кому ещё крупы?». Затем она достает очередной килограммовый мешок пшена и посылает его по коленкам. Сначала досталось мне, потом Паше, затем Машке, и, в конце концов, Серёже.
Мы продолжаем кормить голубиную стаю, скопившуюся у наших ног так близко, что мы сидим на лавочке как настоящие гопники — на спинке. 
Редкие прохожие и мамаши с колясками, не решаются подходить к этой огромной, движущейся голубо-синей массе, напоминающей море. И впереди нас ждёт ещё много таких же светлых, радостных дней, как тот, когда мы просидели весь день, кормя голубей, которые, осмелев, стали есть у нас с рук…. 
А что теперь? Фонтан забит мусором и тающим снегом. Да, знаю, Ленк, вчера мы проходили мимо него, помню, мы тогда начали вспоминать этот счастливый день… 
Как Серж долго возмущался, когда его в «Пятёрочке» обсчитали на два рубля… как Пашка сосредоточенно нёс десять килограммов пшена… как мы сидели весь день и болтали, кидая голубям, или, как их ласково называла Маша, «гулям», пшено. Я помню. И не забуду никогда.

Настя РАДЧЕНКОВА


Тётка Весна

роход не загораживай!» — проворчал кто-то  сзади. Я обернулась и уткнулась взглядом в большую тележку с тряпками, мылом и тому подобным. Такие тележки обычно возят уборщицы в отелях. «Ну!» — недовольно сказала тележка. Я удивленно шагнула в снег. Тележка, скрипя, трясясь и звеня, покатилась вперед, и я увидела толкавшую ее женщину. Она была полная, краснощёкая и одета в белый халат с коротким рукавом. Я, закутанная в шарф, в двух кофтах и свитере, поежилась и посмотрела на особу с опаской. Та, шмыгая носом, уверенно шагала вперед. Мне стало интересно, и я, спотыкаясь, побежала за ней.

Женщина шла неожиданно быстро и легко, и я еле за ней поспевала. Внезапно она резко остановилась и, оставив тележку, подобрала полы халата, прыгнула в снег, резво подбежала к голому корявому дереву и, колотя ладонью по стволу, заорала: «Подъём!» Присмотрелась к веткам, довольно улыбнулась и, сжав на тележке толстые пальцы, покатила вперед. 
Я подошла к дереву. На ветках набухли почки. Я изумленно посмотрела на широкую удаляющуюся спину и вновь бросилась за загадочной теткой.
Когда я, запыхавшись, её настигла, тётка деловито залезала на взявшуюся откуда-то стремянку с тряпкой в одной руке и средством для мытья окон в другой. Я тихонько подошла и стала наблюдать. Тётка, пошатываясь, встала на стремянке, прищурилась на солнце, попшикала на него средством и потёрла тряпкой. Склонила голову набок, на другой бок, поплевала на тряпку и снова потёрла ею жёлтый диск. Критично осмотрела его, кажется, осталась довольна, слезла со стремянки и покатила тележку вперед.

Я посмотрела на солнце, посмотрела на женщину и, не удержавшись, крикнула: «Постойте“!» Тётка грузно повернулась и недовольно вперила в меня взгляд маленьких глаз. «Извините, а вы кто?» — запинаясь, спросила я. Тётка посмотрела на меня как на полную идиотку и постучала когтём по бейджику на халате. «Весна» — чёрными печатными буквами было написано на бейджике.

Ксения САЙФУЛИНА


Бродяга дождь

коро опять пойдёт снег. На улицах люди потонут в ослепительно белой вате, забрызганной суетой большого города. А обещают дождь. Снег, мол, растает, снова будет осень, бесконечная и пустая, как дорога, проторенная в центре густого леса. 
Вода прокуренной дождевой капли смоет с замученного лица слезу. Промокнут ноги, а синяя паста растечётся по школьным тетрадям в старом портфеле. Замёрзшие пальцы будут нервно, словно большие капли по асфальту, отщёлкивать ритм убегающего дня.
И я запутаюсь в этом городе, в кирпичных стенах, лавируя между луж и отходами грязи и слякоти. Я буду искать выход, вглядываться в мокрый воздух… И уйду в землю вместе с дождём.
Быть может, передо мной откроются навязчивые тайны. Быть может, для меня распахнётся дверь в загадочное. 
Дождь научит меня жить. Научит искать и находить искомое. Отдаст мне всю силу, что собирал, бродя по всем уголкам земли. Повлечёт меня за собой, на вершины гор, за кучевые облака, пронесёт через глубокие моря и озёра… Ведь нам обещают дождь!
Синоптики никогда не умели предсказывать погоду. Откуда им знать про то, чего никто не знает?
Но метеослужба работает днём и ночью и упорно предсказывает дождь. Как глупо… И я не верю этому. Скоро пойдёт снег.

Марина АСТАХОВА

Городской пейзаж

ород живет, дышит запахом свежей сдобы у хлебопекарни, выхлопами машин на оживлённых дорогах, ароматом хвои в лесу. Высотки греют свои макушки, опутанные шевелюрой проводов. Зимнее солнце лукаво играет зайчиками, отражаясь на окнах домов, приглашая выйти из душных квартир. 
Люди суетятся на рынке: снуют туда-сюда, от мясной лавки к молочной, от отдела бытовой химии к овощной палатке. Оно и понятно, холод не дает постоять на месте.
Студенты в костюмах зайчиков и прочей «мультяшной» живности завлекают прохожих, раздавая рекламные листовки у магазинов и кафе. Ловко лавируют в людском потоке опытные мамы с колясками. Все мамы имеют одну отличительную черту: закутаны так, будто собрались на Северный полюс: шарф в несколько колец обмотал шею, капюшон мягко лег поверх шапки, сапоги без каблуков на толстой подошве. Совсем молодые мамы — на каблуках. Но и молодые мамы скоро сменят обувку: шутка ли вышагивать два часа по снегу и льду, прогуливая своё ненаглядное чадо! 
В парке слышен шум детских голосов, хлопанье крыльев голубей. Прикормленные птицы не отстанут, даже если у тебя закончились семечки. Птицы безбоязненно садятся на плечи, заглядывая в глаза и как бы спрашивая: «Может, осталась хоть крошечка?».
А в глубине парка обитают белки. Они тоже давно привыкли к людям и совершенно спокойно запрыгивают в сетку под детской коляской, выискивая лакомство. 
Деревья — загляденье, покрылись инеем, словно невесты, примерили белые платья. Пройдет совсем немного времени, и солнце, распаляясь, снимет с них подвенечный наряд. А пока деревья красуются, в ожидании теплых прикосновений солнечных лучей. 
«Девушка, вы переходите дорогу? Пропустите, пожалуйста», — слышу я у себя за спиной. Отодвигаюсь в сторону, давая дорогу грузной женщине, и двигаюсь следом за ней, становясь частью городского пейзажа.

Александра ДЕМЕНТЬЕВА


Осень — сказочный чертог

Осень — сказочный чертог

Порой, во время моей прогулки по городу в конце октября, мне начинает казаться, что осень – это не время года. Этот императрица, которая с сентября по ноябрь садится на невидимый людям трон и начинает управлять и руководить своим огромным государством – природой. Она отдаёт зверям, птицам, погоде, растениям приказы и тщательно следит за их исполнением, каждый день обходя весь мир, превращая его в свой дворец, в свой чертог. Наверное, Осень – очень щедрая и добрая, ведь она дарит своим подданным деревьям царские наряды – кому золотое платье, кому рубиновую накидку, учитывая их пожелания и вкусы. Прислушавшись к просьбам сосны, лиственницы и ёлочки, она оставляет им малахитовую одёжку.

Для людей и животных императрица постилает огромный ковёр, мягкий и разноцветный, по которому она не прочь и сама пройтись, медленно и важно, как по красной дорожке. Для того чтобы её дворец стал ещё красивей, царица затемняет небо. Тогда и стены дворца, и подданные становятся ярче.Немногим суждено жить в чертогах, именно поэтому мудрая и заботливая Осень превращает природу в собственный замок, позволяя восхищаться её искусством целых три месяца, превращая жизнь в сказку.

Кристина МАРКОВА

Лапландская сказка

Cказок под Новый год ждут дети и взрослые во всех странах мира. И в каждой стране есть свой сказочный новогодний волшебник. И называется он в каждой стране по-разному.

У нас это Дед Мороз, проживающий в северном городе Великий Устюг, а в Финляндии — Йолопуки, и живет Йолопуки за Северным полярным кругом, в финской Лапландии.

    Йолопуки в переводе с финского языка означает рождественский козел. Оказывается, в давние времена детей в Финляндии поздравлял и дарил подарки «человек в козьей шкуре». Со временем  «человек в козьей шкуре» стал уже более похож на привычного нам Санта Клауса.

 Финляндия является родиной Санта Клауса. По официальным данным возраст зимнего волшебника приближается к 500 годам! Большую часть времени Санта Клаус проводит в Корватунтури, в самом сердце финской Лапландии, недалеко от Рованиеми. Там его многочисленные помощники-эльфы и гномы помогают ему выполнять тысячи просьб о подарках, которые в надежде ждут дети. Поскольку это место совсем заброшенное, Санта обзавелся собственной лабораторией, санями, запряжёнными оленями, и почтой.

  Даже издалека домики деревни Санта Клауса кажутся островком сказки в заснеженном финском лесу. Деревья перемежаются остроугольными, подсвеченными, как будто изнутри крышами домиков, и мы попадаем в Лапландскую сказку владений Санты. Упряжки с волшебными оленями, эльфы за прилавками магазинчиков, на почте, в резиденции …. Восторг и блестящие глаза ребёнка – самое настоящее счастье! Заходим в домик Санты… огромный деревянный механизм часов отсчитывает секунды. Поднимаемся выше… все стены с фотографиями посетителей, трудолюбивые эльфы суетятся у бархатной занавески, помогая ребятам перед главным событием. Заходим… «Мама, смотри!», –  кричит мой ребенок и головой показывает в сторону улыбающегося человека на большом деревянном стуле. Добродушный старичок в красной шубе и шапке спрашивает у моей дочки: «Как дела? Как настроение? Какой она хочет подарок?» — конечно же, на английском. Ребенок недоумевающе смотрит на меня: ничего не понятно и ответить не может! Но язык жестов работает в любой стране! Легкое движение руки, и раскрасневшаяся Саша уже сидит рядом с Сантой и с подарком в руках. Чувствам не было предела после выхода из комнаты Деда Мороза! «Мама, он живой! Он такой маленький! Совсем не такой, как наш! Мне Санта больше нравится! Давай еще останемся здесь чуть-чуть…?!»

   Деревушка Санты — большая. Здесь и многочисленные развлечения для детей и взрослых – катание на оленях, ледяная комната (мебель, бар и даже стаканы с бутылками изо льда!), конечно, несколько сувенирных лавок. Здесь же личное почтовое отделение Деда Мороза!

    Истории освоения Финляндии и жизни лапландского наро-да посвящён музей «Арктикум» в Рованиеми. Для любопытных в музее есть так называемые «кнопочки знаний». При хорошем знании английского языка можно позна-комиться с легендами и разными историческими фактами. Мою дочку в «Арктикуме» заинтриговала легенда о северном сиянии, точнее, то, как она там рассказана. В небольшой комнатке на потолке звездное небо. На нём и показан видеофильм — миф о лисице, создающей северное сияние на небосводе. Мы просмотрели, лёжа на пуфиках и глядя в потолок, несколько повторов и ушли в полном восторге от идеи воплощения! В «Арктикуме» находится научный центр, занимающийся изучением народностей и природы арктических зон. В 1994 году этот музей признан лучшим в Европе.

  Финны гордятся национальными парками-заповедниками своей страны. На юге Лапландии расположен один из четырёх больших парков – Национальный парк Пихятунтури, включающий в себя горную цепь с вершинами Пихя и Луосто, которая характеризуется отвесными склонами, глубокими ущельями и скалистыми массивами. Ещё один крупный парк – парк имени Урхо Кекконена — расположен на территории 2 550 м²етров и уникален огромным разнообразием видов флоры и фауны. Летом недалеко от парка в деревеньке Такаваара многих охватывает самая настоящая золотая лихорадка! Достаточно иметь под рукой соответствующую ёмкость, немного терпения и удачи, и можно извлечь золото из речного песка.

  Зоопарк Рануа – самый северный зоопарк мира. Он находится недалеко от Рованиеми. В Рануа живут единственные в Финляндии белые медведи. Всего насчитывается 60 видов диких животных (200 особей), около 30 видов птиц. А маленьким посетителям при входе предлагают на время прогулки по зоопарку взять с собой санки… Как мы поняли впоследствии, это не совсем правильное решение, так как удержать в рамках узеньких деревянных дорожек парка ребенка на санках почти невозможно! Очень не хватает там светофоров и пешеходных дорожек! Но детям санки были порой интереснее животных.

    На почте финского Санты-Клауса мы не смогли удержаться и оправили письмо родным с поздравлениями, но…. До сих пор родные не получили… Остается надеяться, что письмо затерялось на просторах нашего земного шара, и обязательно найдет адресата к следующему Новому году. Говорят, если письмо не придёт, то надо вернуться… Мы с удовольствием!

Елена и Саша КУЗЬМИНЫ

                             

© 1994-2015 Татьяна Романова

Система управления сайтом HostCMS v.6

© АНО "Творческое объединение "Живая шляпа". Все права защищены.

При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт livehat.ru обязательна.